24 августа (четверг) в 19:15 Гостевая встреча Базового курса (Вход свободный)

Начните сейчас создавать условия, чтобы жить страстно, ярко, воплощая в жизнь все свои мечты!

Расписание всех тренингов

07.06.2012 | Журнал "Домашний Очаг". Джигме Ринпоче: Мир без семьи – это опасный мир

Текст: Мария Виноградова.

Мы встретились с Джигме Ринпоче в прекрасный солнечный день. Такой же теплый и светлый, как и сам герой моего интервью. Улыбчивый, с красивым юношеским лицом (хотя ему уже за сорок) и очень внимательным взглядом, который как- будто сканирует все твои мысли. С ним хотелось говорить долго и обо всем, но у нас был всего час на беседу.

Джигме Ринпоче — ре­ализованный тибетский мастер, тулку, руково­дитель двух монастырей в Индии и Непале, а так же 8 Центров Тибетского буддизма в разных точках планеты. За реализацию проекта помощи жите­лям Индии «Чистая вода» получил персональную признательность Его Свя­тейшества Далай-ламы. Тулку - тот, кто воплоща­ется с целью открывать живым существам их про­светленную природу.

MB: Для начала хочу сказать, что моя дочь, воспитанная в традици­онной православной семье с до­вольно консервативными взгляда­ми, лет пять назад начала серьезно изучать буддизм. Мне это тогда показалось странным. Это сейчас я отношусь к этому с большим ува­жением, но сначала возмущалась: «Разве этому я тебя учила?...» Ска­жите, как правильно выстраивать отношения со своими детьми? Как направлять их? Ведь нам иногда кажется, что они ошибаются, мы хотим решать за них, чтобы убе­речь от ошибок.

ДР: Во-первых, нужно понимать, что дети — это совершенно отдельные личности. Мы даем им жизнь, но это их жизнь, а не наша. У них другая цель, другое предназначение, иной путь. Дети не наши клоны, не часть нас самих. Когда ребенок приходит на этот свет, он уже обладает массой собственных качеств (черт характера, наклонностей), делающих его лично­стью. Еще до того, как мы его чему-то научили, он уже сам проявляет свои индивидуальные черты.

Мы должны, прежде всего, руковод­ствоваться не тем, кем бы мы хотели видеть своих детей, а тем, кем они могут быть. Не ставьте своих соб­ственных целей перед детьми, по­звольте им найти свои. Это первое.

Во-вторых, позвольте детям про­сто побыть детьми. Я часто вижу, как родители требуют от детей слишком многое, отбирая у них детство. То, что я наблюдаю сейчас в современ­ном мире — дети слишком быстро развиваются, слишком рано многое узнают. У них есть возможность об­ладать большим количеством ин­формацией, но они еще не знают, что с ней делать. Эта информация гораздо больше того, что они могут осознать, они еще не могут использо­вать ее правильно. У них есть знание, но они еще слишком юны, чтобы по­нимать, что с этим делать.

И это сильно осложняет их жизнь. Так что дайте ребенку оставаться ребенком, не пытайтесь ускорить его взросление.

И третье, самое важное - совре­менным детям не хватает обычного человеческого общения. Общения физического, а не только обмена ин­формацией. Им не хватает нормаль­ного естественного контакта. Они заменяют его контактами виртуаль­ными, больше общаются в интернете. В этом есть очень опасная проблема. Я наблюдаю, что дети, которые боль­ше общаются с родителями, бабуш­ками, друзьями, развиваются гораз­до более гармонично. Никогда не забывайте о постоянном контакте с детьми. Человеческое общение - это то, что им необходимо, его нельзя ни­чем заменить.

Ну и конечно — если вы что-то хотите от ребенка, будьте для него примером. Дети копируют нас. Они - отражение того, как мы себя ведем. Хотите чтобы ребенок что-то делал, показывайте ему собственный при­мер. Это — самое действенное вос­питание.

MB: Вы сказали, что отсутствие живого общения — это опасная проблема. А что еще беспокоит Вас в современном мире?

ДР: Современный мир — это неразбериха, паранойя. Мы спе­шим, суетимся, не понимая, зачем. Мир ускоряется, ускоряемся и мы, не понимая, куда мы бежим. Куда мы спешим? В чем наша цель? Нравится ли нам вообще то, что мы делаем? Мало кто может ответить на этот вопрос.

Главная проблема именно в том, что мы разрушаем связи, ухо­дим от нормального человеческо­го контакта. Я искренне верю, что качество человеческой жизни ос­новано на качестве человеческого общения. Интернет, электронные виды связи — все это уводит нас от общения друг с другом. Очень легко быть милым, вежливым в смсках и электронных сообщениях. Но го­раздо важнее учиться быть таким в жизни. Это не одно и то же.

MB: А может быть это просто но­вый способ общения? К примеру, если мама отправляет ребенка куда-то далеко учиться, у нее есть сейчас возможность общаться с ним по скайпу? Это же очень удобно!

ДР: Скайп — это очень удобно. Но го­раздо важнее, чтобы мать и ребенок были рядом...

MB: Что дает нам живое общение? Физический контакт, возможность обнять другого?

ДР: Ну, конечно, дело не только в этом. Кстати говоря, слишком много объятий — это тоже проблема (смеется). Живое общение учит  нас быть вместе, оставляя при этом пространство для другого человека. Учит жить вместе, уважая при этом личное пространство другого. Оно учит нас быть терпеливыми.

MB: А как буддизм относится к женщине? Во многих религиях женщине отводится второстепен­ная роль, роль хранительницы очага, созданной из ребра муж­чины, чтобы продолжать его род. Жена да убоится мужа своего...

ДР: Я думаю, что это мало имеет отношение к религии. Это обу­словлено разными этапами разви­тия нашей цивилизации. Когда-то женщина должна была продолжать род, заботиться о детях, это было ее единственным предназначением. Но это было обусловлено именно необходимостью. Религиозные принципы ведь всегда формируется вокруг существующей реальности, вокруг существующей культуры, а не наоборот. Это не религия дик­тует мировоззрение, а напротив — культурные, исторические, наци­ональные традиции формируют ре­лигиозные взгляды. В отношении женщины в том числе.

Буддизм как вы знаете, это не ре­лигия, это философия, учение. При этом в буддизме есть три ступени развития. И если на первоначальной, женщина действительно больше воспринимается как хранительни­ца очага, то в средней степени раз­вития буддизма, так называемой Махаяне, сознание вообще не имеет пола. Это УМ, а не тело. На этом уровне нет мужчин и женщин, есть только сознание. Не важно, какого оно пола, у него равные возможно­сти для развития.

В тантре женщина вообще вос­принимается как высшее созда­ние. Она - учитель, вдохновение, ей принадлежит первостепенная роль. В любом случае буддизм пол­ностью признает равный потен­циал женщины и мужчины, хотя и пропагандирует традиционные семейные ценности.

MB: Сегодня часто женщина за­нимается карьерой, думает о сво­ей самореализации больше, чем о семье. Она сама выбирает, иметь или не иметь детей. Она реша­ет, разводиться или нет с мужем. Новый мир дал женщине возмож­ности быть независимой. Незави­симость женщины — это опасно?

ДР: Независимость - отличное сло­во. Но мы должны для начала разо­браться в сути его значения. Какая бывает независимость? Есть фи­нансовая независимость, есть неза­висимость гражданская или соци­альная. А есть эмоциональная не­зависимость. Бели вы независимы в финансовом плане, это хорошо, но вы не можете быть совершенно не­зависимы в эмоциональном. В этом весь смысл. Если мы считаем себя совершенно независимыми эмоци­онально, это большая проблема.

Новая мантра современного мира индивидуальность. Сегодня каж­дый хочет быть индивидуалистом. Но иногда за этим красивым словом прячется обыкновенный эгоизм.

Если мы пытаемся жить для себя, то есть быть независимыми от дру­гих людей в эмоциональном плане, то это не независимость, а обыкно­венное проявление эгоцентризма.

Иногда я вижу, что женщина, ко­торая достигает в жизни опреде­ленного статуса — у нее сложилась карьера, она хорошо зарабатывает — начинает чувствовать себя совер­шенно независимой. На определен­ном этапе ей очень удобно и хорошо. Но потом наступает одиночество, которое делает ее несчастной. Я встречал много успешных женщин, которые в определенном возрасте понимали, что им необходима се­мья, нужны отношения, муж, дети. Но когда тебе за тридцать и когда твои лучшие годы прошли, возни­кает проблема... Будущее выглядит довольно печально.

MB: Я думала, что буддизм учит довольствоваться сегодняшним моментом. Счастье здесь и сейчас, никаких планов на будущее...

ДВ: Наслаждение настоящим мо­ментом ни в коей мере не отрицает того, что мы должны думать о буду­щем. Буддизм это не про то, что ты можешь делать, что тебе нравится сейчас и не думать о будущем. Это совершенно неверное представле­ние. Жить моментом - это радовать­ся тому, что у тебя есть сейчас: твоему сознанию, твоему телу, твоей работе, семье. ВСЕМУ, что у тебя есть. Но если ты доволен тем, что у тебя есть, это отражается и на твоем будущем. Это очень практичный подход к сво­ему будущему.

Люди делают многое, не пони­мая, зачем вообще они это делают. Нравится ли им то, что они делают? Рады они тому, что они имеют? В большинстве своем они больше переживают о том, чего у них нет.

Вместо того, чтобы получать удо­вольствие от того, что у них есть, они начинают создавать проблемы, не понимая, что это отражается на их будущем. В этом и есть связь между настоящим моментом и будущем.

MB: Наше будущее зависит и от того, какой выбор мы делаем. Ведь то, что многие называют судьбой, это тот выбор, который мы делаем каждый день. И очень часто выбираем не то - не того мужа, не ту работу, не то место и время. Можно ли научиться де­лать правильный выбор?

ДР: Чтобы делать правильный вы­бор, необходимо чистое развитое сознание. Только тогда твой выбор будет правильным.

На самом деле, в большинстве случаев мы выбираем, не делая ни­какого выбора. Это в общем-то и не выбор вовсе. Мы просто поддаемся своим поведенческим стереотипам, своим привычкам. Мы говорим: «Я сделал выбор!», но этот выбор мы совершаем под воздействием ситуа­ции, настроения, нашего прошлого. То есть мы не делаем этого выбора.

Мы совершаем ошибки много раз. Если бы у нас действительно был вы­бор, почему же мы ошиблись? Если бы мы могли выбирать, мы бы сдела­ли правильный выбор, ведь мы хотим для себя только хорошее. Но мы дела­ем плохой выбор, потому что нам не хватает осознанности, не достает чи­стого спокойного ума. Неразвитость нашего сознания, его замутненность и заставляет нас делать ошибки.

MB: Как Вы думаете, нужно ли женщине жертвовать своим до­стоинством ради того, чтобы со­хранить полную семью? К примеру, терпеть рядом дурного мужчину ради детей?

ДР: В данном случае мы говорим о счастье. В давние времена женщина приносила себя в жертву. Она дела­ла то, что ей говорили, она жила без любви, страдала. Это не делало ее счастливой. Теперь же она слиш­ком много решает сама. Делает ли это ее счастливее?. Я думаю, что на этот вопрос нет однозначного ответа. Каждая семья имеет свой путь, каж­дый случай требует своей оценки. Но тут есть другой аспект. И тут я опять возвращаюсь к вопросу о стремлении современного человека к индивиду­альности. Сейчас ценности семьи распадаются и это из-за стремления человека быть индивидуалистом.

Для индивидуалиста главное — доказать, что он прав. Из-за этого происходят конфликты. Ведь боль­шинство семей ссорятся по пустякам. Только из-за желания доказать свою точку зрения. Если ты не думаешь, что я прав, если ты не думаешь так же, как я — ты против меня, мы не будем жить вместе. Семья распада­ется, страдают дети. В этом смысле умение жертвовать своими принци­пами индивидуалиста ради семьи - правильно.

Семья, если это хорошая семья, на­полняет нашу жизнь смыслом, дела­ет нас счастливее, дает нам радость общения друг с другом. Это важно и это ничто не может этого заменить.

Буддизм пропагандирует семейные отношения, как самые близкие от­ношения между людьми, а значит, самые ценные и нужные. Без семей­ных ценностей мир может изменить­ся в очень дурную сторону. Мир без семьи - это опасный мир, мир хаоса.

MB: А что необходимо для хоро­шей семьи?

ДР: Доверие. Доверие-это то, с чего начинается общение. Для семьи — это главное. Мы можем открыться друг другу, доверять друг другу, быть уверенными, что нас поддержат в любой ситуации, что мы можем друг на друга положиться. Хорошая се­мья — это большая радость.

MB: Что говорит буддизм о сексе?

ДР: Буддисты никогда не запрещают секс, исключая монашество, конеч­но. Секс - необходимое физическое общение, это сближает, поэтому это хорошо и важно, в том числе и для семьи. Но не нужно этим слишком увлекаться, не нужно слишком сме­лых экспериментов. Тогда это может нанести вам вред. Психологический и физический.

MB: Гомосексуализм - это плохо?

ДР: Гомосексуализм — это карма. Геи рождены с такими наклонностями и это их путь, который им суждено пройти. Не самый простой и при­ятный путь. Если речь идет о таком гомосексуализме, когда помимо фи­зиологического, есть еще и эмоцио­нальная связь, когда вы не причиня­ете боли и страдания другим — в этом нет проблемы. Они просто другие.

MB: Принять тот факт, что есть «другие» — это и есть толерант­ность? Сейчас многие обсужда­ют вопрос толерантности, осо­бенно в связи с волной эмиграции в Европу людей с другой куль­турой. Так ли уж безобидно са­мо понятие толерантности? Не создает ли она слишком много проблем?

ДР: Многие думают, что толерант­ность — это «Делай то, что хочешь, если это мне не мешает.» Пока ты делаешь то, что меня устраивает, я тебя терплю, я толерантен. Но я не радуюсь за тебя по-настоящему! Если ты сделаешь то, что мне не нравится, моя толерант­ность на этом заканчивается. Но это не есть толерантность в настоящем ее понимании. На самом деле толерант­ность — это готовность принять то, что другой тоже хочет быть счастливым. Если у него все хорошо, даже если мне это и мешает, я могу принять это. Я могу быть счастливым от того, что счастлив другой.

Толерантность происходит от пони­мания того, что мы все равны. Мы все хотим быть счастливыми. Если вы это чувствуете, вы можете принять других, таких же желающих быть счастливы­ми. Они хотят быть счастливыми, и мы тоже хотим им счастья. Это и есть толерантность.

MB: Обилие информации, которой мы сейчас обладаем позволяет нам развивать свой ум, расширяет наше сознание?

ДР: Информация развивает наш ин­теллект. Сейчас нам доступна почти любая информация. Я думаю, что ее больше, чем нужно. Мы становимся умнее на интеллектуальном уровне. Но нам нужно учиться открывать свое сердце, а не только ум. Развитие на эмоциональном уровне так же важно, как и развитие на интеллек­туальном. Сегодня у людей много ума, но у них маленькое сердце. Нужно проделать путь от своего ума к серд­цу. Без этого нельзя. Если выдумаете, что достаточно только развивать свой ум, это большая ошибка.

MB: Так как же сделать развивать свое «сердце»? Что для этого нужно?

ДР: Человеческое общение. Обще­ние с природой. Настоящее-то, что нас действительно трогает до глу­бины души. То, что заставляет нас чувствовать, а не только понимать.

www.domashnyochag.ru  ИЮНЬ 2012